shoutbee
Название: Секунды, минуты, часы
Фандом: Teen Wolf
Автор: shoutbee
Пейринг: Крис/Айзек, Айзек/Эллиосон
Рейтинг: R
Жанры: ангст, hurt-comfort
Размер: 1528 слов
Саммари: "Крис ничего не говорит, когда обнаруживает на пороге своего (да, ему стоит привыкнуть, что теперь он лишь его, не их) дома Айзека с потрепанной сумкой в руках. Только отступает внутрь и приглашающе кивает, растягивая уголок губ в подобии улыбки. Айзек сжимает губы в ответ и проскальзывает внутрь. Крис не говорит о том, что дом охотника – не самое лучшее место для оборотня. Вряд ли Скотт сейчас более подходящая Айзеку компания, чем он сам."
Примечание: Ну, думаю, мне стоит признать, что это нечто странное.
Размещение: с моего разрешения с:



Poets of the Fall – Roses - саундтрек

Крис ничего не говорит, когда обнаруживает на пороге своего (да, ему стоит привыкнуть, что теперь он лишь его, не их) дома Айзека с потрепанной сумкой в руках. Только отступает внутрь и приглашающе кивает, растягивая уголок губ в подобии улыбки. Айзек сжимает губы в ответ и проскальзывает внутрь. Крис не говорит о том, что дом охотника – не самое лучшее место для оборотня. Вряд ли Скотт сейчас более подходящая Айзеку компания, чем он сам.

Эллисон все еще незримо присутствует здесь – это замечает даже он, находя порой оставленный в неподходящем месте лак для ногтей или клочок бумаги с записями – так что уж говорить об Айзеке, втягивающем носом воздух и застывающим на секунды с отсутствующим взглядом. Крис не раз замечает, как он останавливается рядом с ее комнатой и подолгу смотрит. Крис ничего не говорит, хотя видит, что Айзек боится просить разрешения у него, он не хочет, чтобы кто-то еще заходил туда, потому что теперь это место для него – словно храм.

Крис действительно удивляется, как смог не сойти с ума.

Запах Эллисон исчезает примерно через две недели. Он замечает это по тому, как хмурится Айзек, с силой втягивая носом воздух, и как после этого опускает голову, прикусывая нижнюю губу. Айзек мало говорит, и Крис думает, что он выдохся, устал строить из себя крутого парня, которым, вообще-то, и не являлся никогда. Эллисон хотела помочь ему стать таким, но она не успела.

Эллисон смотрит на Криса каждый раз, когда он входит в дом: фотография, которую он так и не смог снять со стены. И ему кажется, что выражение лица у Эллисон всегда разное: она то одобряет его действия, то кажется недовольной. Крис сознательно заставляет себя смотреть на нее, хотя каждый раз в груди все сжимается от невыносимой боли.

Еще через три дня Крис просыпается от приглушенных всхлипов, слышных из соседней комнаты. Он лежит, несколько минут разглядывая потолок, а потом стучит кулаком в стену: звуки тут же смолкают, но, вопреки воцарившейся тишине, заснуть снова он не может. В голове проносятся мысли, которые Крис даже не успевает запомнить: настолько быстро они сменяют друг друга. В конце концов, он вздыхает и откидывает одеяло, чувствуя, как по телу волной пробегают мурашки, и идет на кухню, чтобы налить воды.

Когда он уже возвращается назад, с твердым намерением заснуть и проспать до самого утра, дверь комнаты, в которой спит Айзек, приоткрывается и его окликают.

- Что? – недовольно спрашивает Крис, останавливаясь и устало глядя на переминающегося с ноги на ногу Айзека. Тот шмыгает носом, и тут же испуганно замолкает, сверкая в темноте желтой радужкой. Крис хочет сказать, чтобы он убирался спать, но желание самому закрыть глаза пересиливает: он машет рукой и идет к себе, опрокидываясь в кровать и слыша, как Айзек устраивается в кресле рядом.

Просыпается Крис от того, что Айзек шумно дышит ему в шею, устроив руки между их телами. И тут же замирает, стоит Крису открыть глаза, притворяясь спящим.

- Иди в школу, - говорит Крис, прекрасно слыша, как меняется дыхание Айзека.

Если бы кто-нибудь сказал ему, года так пол назад, что он будет спать с испуганным волчонком-оборотнем, то Крис, несомненно, не преминул бы воспользоваться оружием и посоветовал тщательнее прорабатывать мысли, прежде чем озвучивать их, однако…

Айзек неловко перелезает через него, перманентно красный, и Крис даже чувствует укол какого-то странного чувства, напоминающего отцовскую нежность, прежде чем он, бросив на него взгляд светлых глаз, не скрывается в коридоре, а Крис снова погружается в невеселые мысли.

Когда дверь хлопает уже внизу, он неспешно бреется, перехватывает стаканчик кофе, всячески стараясь занять себя хоть чем-то, но в итоге обнаруживает себя сидящим в машине, по дороге на кладбище.

Он кладет красные розы* на могилу жены, аконит*, с усмешкой, для Кейт, и останавливается рядом с совсем недавно поставленным рядом с ними еще одним надгробием.

- Что же мне делать, Эллисон? – тихо спрашивает он, сжимая зубы. – Женщины в нашей семье, действительно, гораздо сильнее мужчин.

Букет из белых гвоздик* ложится на мягкую короткую траву, и Крис быстрым шагом идет обратно к машине, с вялым удивлением отмечая потемневшее вечернее небо.

***

Айзек сидит на кухне: с выпрямленной спиной и лихорадочными пятнами румянца на щеках. Когда Крис входит, он дергается, подрываясь с места, но быстро берет себя в руки и смотрит прямо на него.

- Я приготовил ужин.

- Спасибо, - кивает Крис.

Оказывается, он не ел сегодня ничего, только выпил стаканчик кофе с утра, о чем тут же напоминает тянущей болью желудок.

- Так и будешь смотреть? – спрашивает Крис у неотрывно следящего за ним Айзека.

- Простите – тут же откликается он, громко проезжаясь стулом по полу от слишком резкого движения. – Могу я лечь спать в вашей комнате? – тихо спрашивает он, спустя несколько секунд.

- Можешь.

Айзек бормочет слова благодарности, и Крис слышит, как удаляются его шаги и как он неловко спотыкается на лестнице. Кажется, у оборотней с координацией все должно быть в порядке?

Крис еще около тридцати минут просто сидит, не думая ни о чем, только с трудом опуская и поднимая тяжелеющие веки и, наконец, убирает посуду и поднимается наверх. Айзек, вопреки ожиданиям не в кресле, как прошлой ночью, а в его кровати – примостился у самой стены и, должно быть, считает себя незаметным.

Учитывая то, что парень выше самого Криса, незаметным быть ему удается с трудом. Но, как ни странно, это совсем не мешает.

***

Шарящие по животу руки сначала пробираются в сон лишь на периферии сознания, кажутся его продолжением. Потом к рукам присоединяется горячее дыхание на затылке, и Крис просыпается, отработанным движением охотника перехватывая и выворачивая за запястье одну кисть. Пока не понимает, чьи это, собственно, руки и не спрашивает с недоумением:


- Какого хрена, ты, блять, делаешь?

Айзек цепенеет, Крис почти чувствует, как сжимаются его мышцы, а потом быстро перелезает через него и уносится, хлопая дверью, явно не рассчитав силу, потому что с потолка сыплется штукатурка.

Потом Крис не раз задает себе вопрос, почему же он не оставляет все как есть, а идет следом за убежавшим подростком. Может быть, потому, что он, отчасти понимает, что ему тяжело, потому, что сначала ему хочется выставить его за дверь, потому, что Айзек лишь подросток или по куче других причин, из которых он не может выбрать не одной верной, но он опускается по лестнице и останавливается напротив арки, отделяющей кухню от гостиной и смотрит на стиснувшего кулаки Айзека, облокотившегося на стол.

- Только не выгоняйте меня, - тихо бормочет Айзек, не глядя на него, и Крис, на самом деле, именно это и собирающийся сделать, смотрит на трясущуюся губу и коротко качает головой, подходя и останавливаясь рядом с ним.

- Не буду. Айзек, ты просто запутался.

- Я не...

- Мой запах всего лишь похож на запах Эллисон, так ведь? – задает вопрос Крис, и Айзек вскидывает на него взгляд. – Ты научишься с этим справляться, нужно просто подождать.

- Нет.

- Что, нет?

- Это не запах Эллисон, это ваш запах. Они похожи, но это ваш запах.

Крис вздыхает про себя, проклиная подростков вбивающих мысли себе в головы так, что выбить их почти невозможно, и кладет руку Айзеку на плечо, собираясь сказать что-нибудь ободряющее и вернуться, наконец, в треклятую постель, но тот скидывает его руку и почти кричит:

- Мне казалось, что я умер вместе с ней! А потом появились вы и вытащили меня! А теперь я снова чувствую себя мертвецом!

Вообще-то, он лишь позволил Айзеку жить в своем доме, что Крис и собирается сказать, но Айзек бросается вперед, с отчаяньем прижимаясь своими губами к его и Крис, в первое мгновение уже занесший руку для того, чтобы его оттолкнуть, чувствует в этом поцелуе такую боль и такую надежду, что в груди словно сжимаются тиски, и в следующее мгновение он понимает, что вместо того чтобы ударить, путается ладонью в кудрявых волосах.

Он берет его прямо там, опустив спиной на твердую столешницу и подхватив под коленями длинные ноги. Айзек жмурится, и по вискам у него скатываются две слезинки, но, когда он открывает глаза в них только бесконечная благодарность и разгорающееся желание.

Крис понимает, что боялся, только тогда, когда Айзек стонет его имя, кончая.

***

- Ты готов? – спрашивает Крис, застегивая молнию на последней сумке, и оборачивается к Айзеку, сосредоточенно заматывающемуся шарфом. Тот улыбается краешком губ, и Крис улыбается в ответ,

- Франция – родина охотников, - сообщает он, отодвигая сумку и притягивая Айзека в объятия, крепко прижимая к себе. В шею тут же тычется нос, и, кажется, губы. – Но, помимо этого, там очень много того, что я тебе покажу. А потом мы можем съездить в Англию, или куда-нибудь, куда захочешь ты.

- Я не против Англии, - бормочет Айзек, щекоча выдохами кожу, - я, вообще, нигде, кроме Бикон-Хиллс не был.

- Тогда живо шагай в машину, - отодвигает Крис его, и впихивает в руки сумку.

Айзек кивает и окидывает взглядом дом, задерживаясь взглядом на стене с фото, а потом резко мотает головой и выходит на улицу. Крис смотрит, как он закидывает сумку в багажник, к другим таким же и с силой сжимает лестничные перила.

Хотели бы его девочки, чтобы он провел остаток жизни, запершись в доме и живя воспоминаниями? Он уверен, что нет, они все здорово бы обхаяли его даже за такие мысли. И он не будет их разочаровывать и попробует начать все сначала. Совершенно по-новому. Крис проводит рукой по гладкой деревянной поверхности перил и идет к двери, из проема которой на пол падает свет, вычерчивая идеальный прямоугольник.

Последнее, что видит Крис, закрывая дверь – это ободряюще улыбающаяся ему Эллисон с фотографии на стене. На мгновение ему кажется, что улыбка на ее лице становится шире и на щеках обозначаются такие любимые всеми ямочки, но дверь захлопывается, и он не успевает понять, было ли это игрой света или чем-то другим.

_____________________________

*Красная роза – в так называемом «языке цветов» символизирует любовь, уважение и отвагу.
*Аконит - в так называемом «языке цветов» символизирует мизантропию и «ядовитые слова».
*Белая гвоздика - в так называемом «языке цветов» символизирует любовь, нежность и невинность.

@темы: Пишу, TeenWolf